ЖИЗНЬ ПО ЛИЦЕНЗИИ

01.11.2019

Не так давно был у меня заочный разговор с одним верующим. Он сказал:

– Бог свят, поэтому мы подчиняемся Его запретам. А кто эти пигмеи у власти с куриными мозгами, чтобы я подчинялся их запретам? Что есть у них, кроме тюрем и полиции? Авторитет? Ум? Совесть?..

– Ну, они же Богом установленная власть, которую…

Говорю, и сам себе не верю, хотя вроде ссылаюсь на слова апостола.

В конечном итоге я ответил в том духе, что чиновники, конечно, у нас не блеск, но хаос ещё хуже, так что, как говорится, выбираем из двух бед…

Но вот столкнулся тут с одной ситуацией и понял, что, делая такой выбор, могу получить обе беды – и меньшую, и большую.

16 октября вышел очередной закон, регулирующий детский отдых. Разобраться в бесчисленных статьях его непросто, но смысл: дальнейшее ужесточение в этой сфере. «Дальнейшее» – потому что после резонансной гибели в 2016 году 14 детей на Сямозере детский летний отдых и без того невероятно зарегулирован. Один представитель туристского сообщества рассказывал, что от него потребовали поставить 200-литровую бочку с водой рядом с местом разведения костра в походе, другой – что три года подряд их лагерь в предгорье штрафовали за отсутствие спасательной шлюпки (шлюпку они купили, хотя реки нет). Известный полярный путешественник Матвей Шпаро, занимающийся организацией детского туризма, рассказывает: в походе детей по закону должен сопровождать медработник, но чтоб взять его на работу, палатка должна быть со стенками из кафеля и горячим водоснабжением… Это только звучит забавно, но энтузиастов детского туризма буквально загоняют под статьи: на организатора конных походов в Тверской области завели уголовное дело, обвинив, что в её личных деревенских избах «отсутствуют средства индивидуальной защиты органов дыхания и зрения человека от токсичных продуктов горения; информация о количестве людей с ночным пребыванием не передаётся в подразделения пожарной охраны; здания для летнего детского отдыха не обеспечены телефонной связью…» И вот такого – на десять страниц.

Чудные воспоминания от школьных походов, туристских слётов – прощайте! «Энтузиасты хотят воспитывать детей, любящих и знающих свою страну, – говорит Игорь Дрогов, член президиума Федерации спортивного туризма России. – Но их всё время бьют по рукам. Чиновникам проще всё запретить, лишь бы спать спокойно. А то ведь детям опасно видеть живую деревню, домашнюю птицу, лошадей, жить в избе, готовить на костре. Проще закрыть этих детей в бетонной коробке перед телевизором. Они не только туризм убивают, они убивают в людях интерес к себе, к стране, веру в будущее».

У безумного чиновничьего регулирования есть и реальные жертвы. Число детских палаточных лагерей сократилось с 7 тыс. до менее одной тысячи – на всю страну! Но каким бы ни был детский лагерь, за детьми в нём присматривают. А когда детей выталкивают на улицу, они, предоставленные себе, погибают на стройках, тонут в речках. Люди, имеющие отношение к воспитанию детей, возмущаются: «А дети? Дети – в Интернет! Или в многочисленные торгово-развлекательные центры. Пусть становятся идеальными потребителями. Государство же при этом, по сути, рубит сук, на котором сидит. Вывод: или “там”, наверху, сидят клинические идиоты, или вражеские агенты». Насчёт «идиотов» – это напрасно, потому что уже не раз я слышал от самих чиновников, что «мы куда-то стремительно катимся». А про сук, который «рубит государство», – это верно. Помню, как возмущались учителя, когда детям фактически запретили труд в школе. Но вот выросло целое поколение, не имеющее трудовых навыков, и тут чиновники засуетились: некому работать на производстве – никто не идёт!

Салтыков-Щедрин иронизировал о цели издания законов в России: «чтобы законодатели не коснели в праздности». Но в результате – правовой нигилизм. На нелепые законы люди у нас отвечают одинаково: ищут возможности обойти их. И находят. В сфере детского отдыха уже сформулировали: «ставить палатки как бы по отдельности, но вместе – типа случайно».

Мне вспоминаются чьи-то слова о том, что самым решительным и эффективным революционером оказывается в стране сама власть, чиновники, готовящие своими действиями бунт. Законодатели, силовики и охранители закона, может быть, неосознанно (намерения-то обычно декларируются благие) разжигают конфликт с обществом. Вот события последних дней вокруг мусорного полигона в Шиесе: несколько десятков полицейских и частных охранников сопровождают завоз топлива частной фирмой на незаконную стройку. То есть показывают пример вопиющего нарушения, полагая при этом, что конфликт можно снять, купив нескольких продажных журналистов.

Беда в том, что они не знают, как управлять обществом, кроме как запретами, устанавливаемыми без широкого обсуждения, непрозрачно. А ведь закручивать гайки можно до определённого уровня – переход за предельный уровень ведёт к потере управляемости. А нам, христианам, бунт совсем не нужен.

«Горе вам, законникам, что налагаете на людей бремена неудобоносимые», – говорит Господь. Когда мастер создаёт какой-то механизм, он же и указывает в инструкции, что делать запрещено. То же самое и с нашим миром, который создал Господь – Он знает, что может принести вред, и поэтому запрещает. Но чиновники – плохие мастера. Они не знают, из чего состоит общество, по каким законам оно функционирует. Недостаёт компетенции подумать на несколько шагов вперёд, а уж что говорить про долгосрочные последствия.

Несомненно, регулировать общественную жизнь необходимо. И мало ли запретов полезных: не пить спиртное на улицах, не шуметь по ночам, не курить в подъездах…

Наверно, нужен какой-то новый общественный договор, очищение и перезагрузка всей системы, после чего произойдёт смена элиты и обществу будет перепоручена часть полномочий. Правда, надежда тут, увы, лишь на первое лицо.

Уж сколько раз сказано, что не запретами, не дрессировкой, а только воспитанием можно изменить человека. Когда он не страха ради, а по любви к ближнему не допустит зла, не бросит ребёнка в лесу, проверит здоровье перед походом, спасёт при пожаре. Запреты только тогда дают эффект, когда принимаются добровольно, по совести, когда становятся нашими собственными убеждениями. «Где Дух Господень, там свобода», – писал апостол Павел. Верно и обратное – там, где нет благодати, свободы нечего ждать. Так что достойное по делам нашим приемлем: живём в обществе, в котором действует лишь ветхозаветно-иудейская логика запрета и наживы. Пока не научимся жить с Богом, так и будем барахтаться в путах нелепых чиновничьих запретов.

Post navigation

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *